Любовь и брехня

 25-10-2017 13:01 

Два чувства равно близки нам.
В них обретает сердце пищу:
Любовь к отеческим гробам,
Любовь к родному пепелищу.
------------------------
Любовь к отеческим гробам – это обеление их содержимого. Приукрашивание, прихорашивание, макияж, идеализация. Соответственно затемнение, затушевывание всего неприглядного, стыдного, грязного. Любовь к родному пепелищу – это сочинение красивой сказки о малой родине, а о большой – тем более. Что значит «обретает сердце пищу»? Человек наслаждается, упивается, вдохновляется.
-------------------------
Мать мне всю жизнь: «Кому нужна твоя правда?». Знак тут только с виду вопросительный, а на самом деле он восклицательный. То же самое слышу до сих пор от каждого, кого ни встречу. «Правды никто не любит». «Правда глаза колет». Говорящий правду вызывает досаду, если не гнев и ненависть. «Для него нет ничего святого!». Святое – значит отлакированное и приподнятое над грешной землей. «Человек должен во что-то верить!». То есть, считать правдой выдумку – чужую или свою. Вера потому и вера, что не нуждается в правде. Человека, племя, страну, их нельзя любить такими, какие они есть. Уговорить себя любить можно, но это другое дело. Это называется закрыть глаза на правду. ----------------------------------
Всякий патриот – брехун по природе. Он знает это про себя, но считает, что так надо, что это и есть любовь к своему племени и/или отечеству. Он лакировщик своего и обязательно очернитель чужого - чужой истории, религии и современности. В глазах, в душе, в речах патриота его отечество, будь то Россия, Украина или Руритания, оно лучше других. Лучше – значит не такое, какое есть. Вот он пишет мне: «Насчет русификации Вы не правы! Все украинцы, как я, прекрасно говорят и пишут по-украински!» Этот человек не может не знать, что он брешет. Он знает, что и я знаю, что он брешет. Я живу в самой гуще украинства, которого нет или, точнее, каким оно стало в ходе завершающейся русификации. В округе я едва ли не один говорю по-украински. По-русски в родных местах говорить стесняюсь, а суржиком не владею. Все остальные говорят или на чудовищном суржике или на плохом русском. А он мне пишет: «Все украинцы прекрасно говорят и пишут по-украински». Он искренен. Ему в голову не приходит, что его брехня легко разоблачается. Есть исследования, есть проверяемые цифры.
----------------------------------------
Патриот – цензор по своему естеству. Цензором вообще-то работает всякий человек. Патриот же – цензор вдвойне. «Зачем ты это пишешь? Это же твоя родина, это же твои люди, это же твоя мать!». Патриоту нужен враг не только среди чужих, то – само собою, но и среди своих – тот, кого он назначит на должность не такого горячего и вместе с тем умного, как он сам.
--------------------------
Утешает, что патриотизм – явление историческое. Историческое – значит такое, которое имеет свое начало, длительность, расцвет, увядание и свой конец.


Анатолий Стреляный