О Проекте   Игры   Сам себе Политикантроп   Пикейные жилеты   Книги наших авторов     Регистрация | Вход


Осмысленное движение к армагеддону Подготовка Третьей мировой войны в приказах военного министерства СССР, 1946-1953

 21-06-2018 19:01 


Несмотря на то, что факт подготовки Сталиным Третьей мировой войны уже известен науке1, до настоящего момента не было дано внятного ответа на вопрос о том, являлось ли его решение самопроизвольным, принятым сообразно обстановке конца 1940-х годов (победа коммунистов в Китае), или же воплощением длительного замысла? Сборник приказов военного министерства СССР последних восьми лет жизни Вождя дает основания склониться к версии о планомерности этого развития событий, что было прервано лишь мучительной смертью деспота.

Далеко не все приказы военного министра или его заместителя соответствующего периода представлены в этом двухтомнике2. Часть этих документов семидесятилетней давности, «являясь особо ценными, находится на секретном хранении и не выдается в читальный зал»3. Кроме того, составители не ставили себе целью показать сползание страны к «последнему и решительному бою», однако даже опубликованные материалы демонстрируют обдуманный размах всесторонних военных приготовлений, которым сопутствовало нагнетание Вождем Холодной войны.

Значение документов велико даже по той сугубо формальной причине, что должность главы военного министерства до 3 марта 1947 года занимал лично Сталин, одновременно являвшийся своим же начальником — председателем Совета министров СССР. На последнем посту он оставался до самой смерти.

Львиная доля двухтомника посвящена политике властей в отношении ВВС. В грядущем глобальной схватке краснозвездные авиаторы должны были сыграть куда более масштабную роль, нежели чем во Второй мировой войне, когда их основной задачей являлись операции в прифронтовой полосе. Совершенно секретное постановление Совета министров СССР 3 апреля 1946 года № 721-283 посвящалось преобразованию 18-й воздушной армии в Дальнюю авиацию вооруженных сил СССР4.

Ее возглавил сталинский фаворит Александр Голованов, который в 1941 году лично участвовал в бомбардировке Берлина, а в 1943 году в качестве командира самолета сопровождения свозил Вождя на конференцию в Тегеран. Затем «придворный летчик» стал самым молодым маршалом рода войск в истории РККА: в 1944 году в возрасте 40 лет он получил звание главного маршала авиации.

Таким образом, не простое переименование, а придание Дальней, то есть стратегической авиации 3 апреля 1946 года особого статуса, с выделением для нее из сети аэродромов ВВС своей отдельной сети аэродромов5, косвенно указывает на то, что в замышляемом столкновении ей предстояло решать задачи особой секретности и особой важности.

10 июня 1946 года произошло событие, рельефно показывающее агрессивность советских устремлений: по вооруженным силам был объявлен приказ о выделении воздушно-десантных войск из состава ВВС и реорганизации 9-й гвардейской армии в управление ВДВ Вооруженных сил, подчиненное напрямую Министру вооруженных сил СССР6, то есть лично Сталину. Таким образом, «крылатая пехота», по самой своей сути предназначенная для нападения, становилась отдельным родом войск.

Столь важным значением воздушно-десантные части не обладали в то время ни в одной другой армии мира. Приказ постулировал элитарность авангарда вторжения. Его командный состав надлежало набирать «из числа наиболее подготовленных и отвечающих требованиям и особенностям службы в воздушно десантных войсках»7. В дальнейшем за службу в разраставшихся ВДВ8 вводились льготы: надбавки к зарплате, сокращенные сроки службы, ускоренный порядок получения званий, усиленный (по жирам, сахару и мясу) продовольственный паек9.

11 июля Сталин 1946 года отдал распоряжение, из которого становятся ясными главные противники и театры военных действий в задуманном столкновении — Западная Европа и Северная Америка. Речь идет о приказе № 025 о задачах по обучению слушателей в основной кузнице кадров Советской армии — военной академии имени Фрунзе. Второй пункт гласил: «На основном факультете готовить общевойсковых офицеров масштаба полк — дивизия… …умеющих разговаривать на одном из европейских языков (английский, немецкий, французский) и читать со словарем военную литературу»10. Важность европейских языков была подтверждена в последующих приказах по иным военно-учебным заведениям11.

Одной рукой проводя послевоенную демобилизацию армии, другой рукой Сталин готовил поход до Ла-Манша, о чем свидетельствует фрагмент приказа № 0014 от 12 июля 1946 года о размещении и хранении запасов орудий, снарядов, минометов и минометных мин: «Из Группы оккупационных войск в Германии излишки вооружения и боеприпасов в 1946 г. не вывозить»12.

Даже мемориально-церемониальная сторона армейской жизни направляла ее личный состав на завоевательное предназначение. 16 июля 1946 года по армии был объявлен указ президиума Верховного совета СССР «Об установлении ежегодного праздника Дня танкистов». Примечательно и то, когда предписывалось веселиться экипажам боевых машин: «“День танкистов” праздновать ежегодно во второе воскресенье сентября» 13.

Даты основных советских танковых операций периода 1939–1945 гг. — от блицкрига на Халхин-Голе до «Августовского шторма» в Манчжурии — позволяют предполагать, что торжество было введено в память о входе бронированной орды в Восточную Польшу — Западную Украину и Западную Белоруссию: 17 сентября 1939 года.

Если танки — хоть и инструмент наступления, но всё же относятся к разрешенным, то есть конвенциональным видам вооружений, то Сталин планировал и химическую войну, или, как минимум, ее не исключал. В СССР во второй половине 1940-х начале 1950-х годов строились заводы и цеха по производству иприта, люизита, зарина и хлорацетофенона, расширялся их выпуск14. Учили и специалистов по их применению, о чем свидетельствует приказ о задачах по подготовке слушателей военной академии Химической защиты имени Ворошилова № 046 от 5 августа 1946 года. При внимательном прочтении документа можно понять, что название этого учебного заведения успокаивающе-неточное (неполное).

Пункт 2 предписывал: «На командно-инженерном факультете готовить офицеров с высшим военно-химическим образованием для замещения должностей начальников химической службы дивизии и корпуса Сухопутных войск… …в совершенстве знающих военно-химическую технику, умеющих правильно эксплуатировать ее в бою и (курсив мой — А.Г.) организовать противохимическую защиту войсковых частей и соединений в условиях современного боя и операции»15. Пункт 3 посвящался обучению военных инженеров-химиков для замещения инженерно-технических должностей химической службы в сухопутных войсках. Он не менее красноречив, чем второй пункт, поскольку внятно разделял то, что нужно готовить экспертов: «а) в совершенстве знающих химическое оружие, теоретические основания устройства и проектирования химических средств на основе современных достижений науки и техники; в) знающих военно-химическую технику иностранных армий»16. Следовательно, в пункте «а» имелись в виду сугубо советские «достижения».

Усиливалась милитаризация страны: 19 декабря 1947 года последовало постановление совета министров СССР «О подчинении гражданского воздушного флота министерству вооруженных сил», причем с подчинением не главкому ВВС Константину Вершинину, а командующему Дальней авиацией — упомянутому Александру Голованову17. Позже 170 летчиков Дальней авиации направлялись в гражданскую авиацию «Для приобретения… опыта в длительных полетах в сложных метеорологических и географических условиях на различных линиях Аэрофлота…» с налётом не менее 500 часов18.

Для мировой бойни требовалось очень много офицеров, поэтому 24 ноября 1948 года был отдан приказ № 0111 об организации факультетов заочного обучения при военных академиях, а также секретный приказ №0117/276 о введении новых профилей военной подготовки студентов высших учебных заведений19, которым по итогам присваивались звания младших лейтенантов запаса20. 29 декабря 1948 последовал приказ о подготовке лейтенантов из числа старшин и сержантов срочной и сверхсрочной службы: «Срок обучения на курсах установить — 12 месяцев. Занятия начать с 19 февраля 1949 г. Выпуск лейтенантов произвести к 23 февраля 1950 г.»21.

Задержав на срочной службе призванных в 1943–1945 гг. солдат 1925–1927 годов рождения, Сталин начал скрытую мобилизацию в 1949 году22, что привело к росту армии, львиную долю которой расквартировали в Восточной Германии.

Чтобы упредить нехватку офицеров, был отдан приказ № 078 21 апреля 1949 года о замене отдельных офицерских должностей старшинами — старшими сержантами сверхсрочной службы «в штатах стрелковых, пулеметно-артиллерийских, бронетанковых соединений и частей мирного времени»23. Показателен приведенный перечень войск и их предназначение. Очевидно, что высокая квалификация не требовалась тем, кому в представлении Сталина о будущей войне отводилась роль «чернорабочих» — гнать рядовых и идти самим под атомный контрудар противника.

А вот уровню подготовки летчиков, напротив, уделялось пристальное внимание — поскольку ВМФ США превосходил СССР, для отражения контрудара с моря предпринимались соответствующие усилия. Приказ 17 июня 1949 года № 0055 предписывал сформировать восемь морских авиационных бомбардировочных полигонов на трех океанах: на Баренцевом, Балтийском, Черном, Желтом и Охотском морях: «На морские бомбардировочные полигоны возложить обеспечение тренировки ВВС ВС и авиации ВМС в бомбометании по движущимся и неподвижным морским целям»24.

Не забывали руководители СССР и о биологическом оружии: 19 июля 1949 года был отдан приказ № 00107 о реорганизации научно-исследовательского института эпидемиологии и гигиены вооруженных сил25. Фактически же в документе речь идет о увеличении значения и размеров этого учреждения, которое разделялось на: 1) Научно-исследовательский институт эпидемиологии ВС; и 2) Научно-исследовательский институт гигиены ВС. Первый оставался в Кирове, и ему передавались помещения, которые ранее занимало всё разделяемое заведением. Второй же передислоцировался в Свердловск в здание Свердловского пехотного училища, и для института гигиены предусматривалось строительство новых производственных, жилых и хозяйственных помещений, а также передача ему дополнительного автотранспорта. Начальниками созданных учреждений и их замами по научно-исследовательской работе стали, соответственно, подполковник Николай Николаев и полковник Михаил Файбич, и генерал-майор Николай Копылов и полковник Николай Гинсбург26.

Это — ключевые заведения и лица советской программы подготовки к наступательной бактериологической войне в 1930-1940-х годах. Они выращивали вирулентные штаммы чумы, культивировали бациллы сибирской язвы, выявляли токсины ботулизма, методы хранения, концентрирования и боевого применения биологического материала, в том числе с помощью авиабомб, испытывали заразное оружие на живых людях27. Вождь очень ценил опыт, знания и усилия таких специалистов и управленцев: за свои достижения Гинсбург и Файбич удостоились Сталинской премии.

Огромные усилия прилагались для подготовки к возможному американскому ядерному ответу с воздуха. Приказ 12 января 1950 года № 0012 министра вооруженных сил маршала СССР Василевского гласил: «Во исполнение постановления Совета Министров Союза ССР (т.е. Сталина. — А.Г.), Генеральным штабом ВС была организована проверка службы в[оздушного] н[аблюдения] о[повещения и] с[связи] войск ПВО страны…

Проверкой установлено, что организация службы ВНОС построено правильно и способна обеспечить своевременное оповещение о воздушной обстановке»28.

23 января 1950 года для лётного состава ВВС за тренировочные полёты днем и ночью в сложных метеорологических условиях вводились льготы — ускоренное присвоение воинских званий, денежные премии за каждый час налёта, а за налёт 50 и более часов — даже награждение медалью «За боевые заслуги», орденами Ленина, «Красная звезда» и «Красное знамя»29.

Дополнительные офицерские кадры в 1948–1950 гг. готовили не впустую:

18 февраля 1950 года по армии был объявлен указ президиума Верховного Совета СССР об увеличении действительной службы для рядового состава Сухопутных войск и Внутренних войск в полтора раза — до трех лет30. С учетом нового закона, весенний призыв 1950 года резко увеличивал Советскую армию к лету 1950 года — началу Корейской войны.

Одновременно проводились мероприятия по реорганизации управления вооруженными силами.

25 февраля последовал указ о разделении Министерства вооруженных сил СССР на Военное и Военно-морское министерства31. Вероятно, для флота отныне намечались отдельные задачи, не сводившиеся, как ранее, к поддержке операций сухопутных войск.

4 марта последовало совершенно секретное постановление Совета министров СССР (т.е. Сталина) № 821-297 о создании Главного военного совета Военного министерства (ГВС ВМ) Союза ССР. Так возник совещательный орган, на заседаниях которого должны были обсуждаться «в первую очередь, вопросы боевой готовности войск, их надлежащего устройства, оснащения вооружением, техникой и другими видами снабжения, вопросы партийно-политической работы в армии и воинской дисциплины»32. Сталин действовал по отработанному плану. Предшественник ГВС ВМ — Главный военный совет РККА — был создан перед началом Второй мировой войны — 13 марта 1938 года, а распущен 23 июня 1941 года — в связи с созданием ставки ВГК после начала советско-германской войны.

В тот же день — 4 марта 1950 года — совершенно секретное постановление № 820-296 Совета министров СССР, то есть его председателя Сталина — создавало Высший военный совет при Совете министров СССР. Новому органу предписывалось проводить «координацию работы Военного министерства и Военно-морского министерства»33, а также деятельности военных советов указанных министерств. Председателем созданного Высшего военного совета Сталин назначил себя, что говорит о резком увеличении его внимания к военному делу.
Увеличивая интенсивность подготовки офицеров и солдат34, руководство страны не забывало и об упомянутом вопросе воинской дисциплины, которой был посвящен приказ военного министра 10 июня 1950 года № 00109. Личному составу военной авиации сообщалось о наказании семей «предателей» сообразно Постановлению ЦИК СССР 8 июня 1934 года: «помимо привлечения военнослужащего к ответственности за измену Родине, совершеннолетние члены его семьи, если они чем-либо способствовали готовящейся или совершенной измене, или хотя бы знали о ней, но не довели об этом до сведения властей, караются лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией всего имущества; остальные совершеннолетние члены семьи изменника, совместно с ним проживающие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежат лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы на 5 лет» 35. Кроме того, виновными оказывались и начальники перебежчиков: «Возложить ответственность за перелет государственной границы или демаркационной линии нашими самолетами на командира звена, командира эскадрильи, командира авиаполка и командира авиадивизии — за каждый самолет, входящий в состав подчиненных им звена, эскадрильи, авиаполка и авиадивизии»36.
Массовых побегов советских летчиков в 1950-1953 годах не наблюдалось, хотя в тот период краснозвездные авиаторы обладали технической возможностью бежать уже не только в страны Европы, но и прямо в США.

Приказы военного министра № 00161 и 00171 от 10 и 16 августа 1950 года проливают свет на знаменитую «загадку Ту-4». Этот тяжелый бомбардировщик Сталин лично приказал скопировать с «летающей суперкрепости» Б-29 без изменений. Поэтому десятилетиями Ту-4 презрительно называли «кирпичным бомбардировщиком», высмеивая как раз низкопоклонство перед американским оригиналом.
Генеральный штаб в июле 1950 года провел двусторонние учения ВВС и ПВО, где отрабатывались: «Для нападающей стороны — “Воздушная операция Дальней авиации по уничтожению стратегического объекта в глубине страны противника в условиях противодействия ПВО”.
Для отражающей стороны — “Воздушная оборонительная операция группы районов ПВО по отражению налетов авиации противника на стратегический объект в глубине страны”.

На учение привлекались:

— с нападающей стороны: командование и штаб Дальней авиации в сокращенном составе; пять авиаполков дальних бомбардировщиков, два авиаполка истребителей дальнего сопровождения и один полк ближних бомбардировщиков;
— с отражающей стороны: командование и Главный штаб Войск ПВО страны, командование и штабы Московского, Донбасского, Киевского районов ПВО и оперативная группа Сталинградского района ПВО, 20 истребительных авиационных полков, одна зенитно-прожекторная дивизия, 3 полка ВНОС и семь ОРТБ BНOC»37.

Сами учения и их ход заставляет предполагать — Ту-4 был нужен Сталину не столько для нанесения удара, сколько как тренировочный самолет для подготовки отражения возможного американского контрудара. Сталин в 1945 году справедливо предполагал, что к окончанию первой послевоенной пятилетки — 1950 году — СССР не сможет развернуть ВВС, способные сокрушить Северную Америку. Для атаки на заокеанского противника разрабатывались стратегические ракеты, термоядерные торпеды и бомбы, что должно было быть принято на вооружение к середине или второй половине 1950-х годов. А вот для первого этапа Третьей мировой войны — захвата Евразии и Северной Африки — жизненно необходимой являлась защита от ядерного контрудара. И основным средством доставки атомного оружия до середины 1950-х годов оставался Б-29. Его-то и должны были научиться сбивать советские лётчики-истребители и зенитчики, на его копии — Ту-4 — они и тренировались, в частности, в июле 1950 года, сразу же после начала войны в Корее.

Тем не менее, и для тысячи советских «летающих сверхкрепостей» в предполагаемой будущей войне миров нашлась бы работа. Приказ № 00161 доводился до всего летного и технического состава авиации советской армии, и объявлял благодарность личному составу 362-го тяжелого бомбардировочного авиаполка Дальней авиации, который «…добился лучших результатов по выполнению поставленных перед полком задач.
При полете на полный радиус действия на самолетах Ту-4, в сложной метеорологической обстановке, с преодолением многослойной облачности, после продолжительного полета в облаках полк был собран в плотный боевой порядок, организованно вышел на цель и с высоты 8000 метров из-за облаков метко поразил ее»38. Полный радиус действия Ту-4 составлял около 2,5 тысячи километров, что позволяло с территории СССР и его сателлитов нанести удар по любой точке Западной Европы, включая Британию, Аляске, Японии, базам на Тайване, Филиппинах, в Сингапуре и Ливии, нефтяным вышкам в районе Персидского залива, Суэцкому каналу.

После нападения Северной Кореи на Южную командование американских ВВС предлагало нанести контрудар не по Пхеньяну, а по военным заводам Урала и Сибири, но осторожные политики отклонили эту инициативу. В конце 1950 года с вступлением «добровольцев» Мао конфликт на Корейском полуострове превратился в американо-китайскую войну, чего Сталин и добивался, стравив самую большую нацию мира с самой богатой. Себе он оставил роль третьего радующегося. Численность войск США в Корее вскоре превысила количество американских солдат, размещенных в Европе, что сделало эту часть света для Сталина менее тяжелой добычей, чем ранее. СССР получил еще одну пятилетку для подготовки удара, и разрабатывал не только наступательные средства, но и зенитно-ракетные комплексы, а также расширял систему подготовки летчиков ВВС 39, чтобы обеспечить успех первой фазы Третьей мировой.

Признавая роль оружия массового поражения, Сталин понимал, что земли, тем не менее, надо будет завоевывать с помощью оружия конвенционального, и в ходе пятого пятилетнего плана вырос выпуск артиллерии. 2 июня 1951 года по военному министерству был дан приказ № 0122 о сокращении до двух лет срока обучения в 15 артиллерийских училищах с 1 сентября того же года: «В целях восполнения некомплекта в офицерах-артиллеристах…»40.

Несмотря на военно-дипломатические успехи в Восточной Азии и Индокитае, будущая война не виделась руководству СССР легкой прогулкой до Гибралтара, о чем свидетельствуют выдержки из приказа № 00126 от 9 июня 1951 года: «За последние годы отечественной промышленностью создано и поступает на вооружение войск новое ствольное зенитно-артиллерийское вооружение (прежде всего пушки КС-18 (85 мм) и КС-19 (100 мм) для поражения «летающих суперкрепостей». — А.Г.), которое обладает более высокой точностью стрельбы…
Вследствие отставания теории зенитной стрельбы требуют неотложной обоснованной отработки следующие важные вопросы: …методика стрельбы по высотным, скоростным (реактивным) и групповым целям при непрерывных массированных налетах; …отработка прибора объективного контроля за стрельбой по высотным, скоростным (реактивным) и групповым целям при непрерывных массированных налетах»41.
Вождь учитывал мощь американских ВВС и осознавал масштаб потерь в будущей схватке. На это указывает отданный 25 июля 1951 года приказ военного министра СССР № 00164, в котором во исполнение совершенно секретного постановления Совета министров СССР (т.е. Сталина) № 2342-1120 от 6 июля 1951 г. предписывалось: «К 1 декабря 1951 г. сформировать: а) военно-медицинский факультет при Саратовском медицинском институте, численностью переменного состава 400 слушателей… б) Два военно-медицинских факультета при Куйбышевском и Харьковском медицинском институтах, численностью переменного состава 400 слушателей каждый. (…) Срок обучения на Военно-медицинских факультетах установить 2 года. Начало занятий 15 декабря 1951 г., в последующие годы с 1 сентября»42. Три факультета создавались в дополнение к уже существующим военно-медицинским образовательным учреждениям.

Чтобы любой ценой сорвать возможный американский атомный контрудар, в истребительной авиации культивировалось самопожертвование ради поражения цели. Могильным ужасом веет от приказа № 0241 от 25 декабря 1951 года: «17 марта 1951 г., выполняя правительственное задание, в неравном воздушном бою, геройской смертью погиб гвардии капитан Дубровин Василий Матвеевич.

Находясь в правительственной командировке (ее место — Корея, стыдливо замолчано. — А. Г.), гвардии капитан Дубровин В.М. совершил 21 боевой вылет, во время одного из которых лично сбил вражеский самолет…

В ознаменование геройского подвига… приказываю:
Зачислить… Дубровина… навечно в списки 2-й эскадрильи 72-го гвардейского истребительного авиационного полка.

Приказ объявить личному составу… полка»43.

То, что вполне мирные организации могли быть одномоментно поставлены на службу войны, демонстрирует приказ № 00114 от 26 мая 1952 года: «Начальнику Главного управления Гражданского воздушного флота маршалу авиации т. Жаворонкову передать в 1952 г. в дальнюю авиацию 150 подготовленных командиров кораблей… с налетом не менее 500 часов… для назначения их на должность командиров кораблей Ту-4. (…)
В дальнейшем передавать из ГВФ (…) ежегодно 150–200 подготовленных командиров кораблей для укрепления летных кадров дальней авиации»44.
О командирах, отошедших к гражданским занятиям, власть тоже не забывала. 19 июля 1952 года был издан приказ № 0156 о создании штатных отделений переменного состава по подготовке офицеров запаса при высших школах Советской армии. Учебные планы должны были включать как годовую, так и сокращенную программу обучения45.
Войска постепенно переводили в режим военного времени. Приказ военного министра 21 января 1953 года № 16 объявлял обширный перечень должностей рабочих и служащих Советской армии, по которым командиром (начальником) мог быть установлен ненормированный рабочий день. Документ включал широкий спектр лиц — от заведующих складами (хранилищами) до шеф-поваров, и от кучеров до директоров предприятий и учреждений.

5 марта 1953 года умер Сталин, после чего его приближенные свернули часть военных программ и провели частичную демилитаризацию страны. Это видно в том числе по приказам военного министерства, которое для успокоения наиболее вероятного противника переименовали в Министерство обороны46.

Тем не менее, инерция приготовлений светопреставления дала себя знать и после смерти Вождя. Приказ № 0152 от 9 ноября 1953 о поощрении личного состава военно-морских сил раскрывает смысл советской программы исследования Арктики 1930-1950-х годов и строительства системы каналов, включая Беломор и Волго-Дон: «В течение 1953 года Военно-Морские силы и органы Министерства морского и речного флота выполнили большую работу по переводу боевых кораблей и вспомогательных судов с заводов Министерства транспортного и тяжелого машиностроения на наши морские театры и на достроечные базы.
Впервые столь большое количество кораблей, особенно подводных лодок, тральщиков, торпедных катеров успешно переведено внутренними водными путями и Северным морским путем на значительные расстояния.

Все переводившиеся корабли и вспомогательные суда своевременно завершили эти дальние переходы и в исправном состоянии прибыли в пункты базирования»47. Но не получили приказа об атаке…


1Zubok V. A Filed Imperie: The Soviet Union in Cold War from Stalin to Gorbachev. The University of North Caroline Press, 2009, P. 85; Levine A. J. Stalin’s Last War. Korea and the Approach to World War III. London et al., 2005; Закорецкий К. Третья мировая война Сталина. — М.: Яуза-Пресс, 2009; Вайскопф М. Писатель Сталин. М.: НЛО, 2001, с. 83; Илизаров Б.С. Тайная жизнь Сталина. По материалам его библиотеки и архива. Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Вече, 2003, с. 459.

21) Приказы Народного комиссара обороны СССР и Министра Вооруженных Сил СССР. 12 октября 1945 г. — 1949 г. / сост. П.Н. Бобылёв и др. — М.: РОССПЭН, 2011. — 559 с. 2) Приказы Министра Вооруженных Сил СССР, Военного министра СССР Министра обороны СССР. 1950–1953 гг. / сост. П.Н. Бобылёв и др. — М.: РОССПЭН, 2011. — 550 с. Далее при цитировании: Приказы…

3Ответ заместителя директора РГВА В.И. Коротаева на запрос А. Гогуна, 20 февраля 2019 года, № 212/2018, личный архив А. Гогуна.

4Приказы…, Т. 1, док. № 21, с. 49.

5Там же.

6Приказы…, Т. 1, док. 32, с. 82.

7Там же.

8Приказы…, Т. 1, док. 261, с. 443.

9Приказы…, Т. 2, док. 139, с. 272-273.

10Приказы…, Т. 1, док. № 44, с. 95.

11Приказы…, Т. 1, док. 53, с.109; док. 55, с. 115.

12Приказы…, Т. 1, док. № 46, с. 99.

13Приказы…, Т. 1, док. 49, с. 102.

14Фёдоров Л. А. Химический бумеранг страны Советов. (Хроника жизни ненужного оружия в безалаберной стране). — М., 2003. Глава «Даешь химическое оружие второго поколения». Режим доступа: http://levfedorov.ru/chemboomerang-06/. Последнее посещение 12 апреля 2018 г.

15Приказы…, Т. 1, док. № 55, с. 114.

16Там же, с. 115.

17Приказы…, Т. 1, док. № 145, с. 253-254.

18Приказы…, Т. 1, док. № 215, с. 359, 360.

19Приказы…, Т. 1, док. № 184-185, с. 311-312.

20Приказы…, Т. 1, док. № 199, с. 332; док. № 260, с. 443.

21Приказы…, Т. 1, док. № 189, с. 318.

22Комаров Ю. Последний призыв // Знамя. № 5. 2016. Цит по: http://magazines.russ.ru/znamia/2016/5/poslednij-prizyv.html.

23Приказы…, Т. 1, док. № 216, с. 361.

24Приказы…, Т. 1, док. № 233, с. 389.

25Приказы…, Т. 1, док. № 252, с. 424.

26Там же. С. 425.

27Фёдоров Л.А. Советское биологическое оружие: история, экология, политика. М.: 2005. Главы 1-2. Режим доступа: http://www.seu.ru/cci/lib/books/bioweapon/index.htm. Последнее посещение 12 апреля 2018 г.

28Приказы…, Т. 2, док. № 2, с. 14.

29Приказы…, Т. 2, док. 5, с. 19-24.

30Приказы…, Т. 2, док. № 18, с. 48.

31Приказы…, Т. 2, док. N 24, c. 60.

32Приказы…, Т. 2, док. № 25, с. 61.

33Приказы…, Т. 2, док. № 26, с. 63.

34Приказы…, Т. 2, док. № 36.

35Приказы…, Т. 2, док. № 46, с. 101.

36Там же.

37Приказы…, Т. 2, док. № 69, с. 152.

38Приказы…, Т. 2, док. № 66, с. 150.

39Приказы…, Т. 2, док. № 89, с. 188.

40Приказы…, Т. 2, док. № 121, с. 247.

41Приказы…, Т. 2, док. № 123, с. 250.

42Приказы…, Т. 2, док. № 134, с. 266, 267.

43Приказы…, Т. 2, док. № 154, с. 291.

44Приказы…, Т. 2, док. № 177, с. 335.

45Приказы…, Т. 2, док. № 194, с. 368.

46См. раздел «Приказы Министра обороны СССР»: Приказы…, Т. 2, с. 403-484.

47Приказы…, Т. 2, док. № 267, с. 478.


Александр Гогун,  https://novpol.org/ru/rJP_tYRg7/Osmyslennoe-dvizhenie-k-armageddonu


рейтинг: 33
голосование окончено


<<Вернуться в раздел

Добавить комментарий
Ваше имя:  
Редакция категорически не согласна с мнениями журналистов, помещенными на сайте, и морально готова свалить ответственность на кого угодно.
Главный редактор Эммануил Отнюдь
 
 
Использование материалов разрешается только при условии ссылки
(для интернет-изданий - гиперссылки) на Politican.com.ua

© Politikan.com.ua 2008-2018 Разработка: