О Проекте   Игры   Сам себе Политикантроп   Пикейные жилеты   Книги наших авторов     Регистрация | Вход


О пользе служения Отечеству

 08-04-2009 12:24 


-Конечно, я не восточный мудрец, но каждый день, когда я смотрю новости и от двух минут репортажа из Чечни у меня, как и у многих других телезрителей, портится настроение на весь вечер, я хочу нашей голове от имени всего нашего дряхлеющего туловища задать все тот же вопрос: вы правда хотите покончить с чеченской войной? Если да, то почему вы не организуете у себя в Кремле коллективное прочтение «Хаджи-Мурата», не присмотритесь к карте Чечни с умом, а не по военному, и не изучите историю этой болезни?- Михаил Задорнов.

Когда-то, находясь в рядах вооруженных сил СССР, я от избытка служебного рвения подхватил двухстороннее воспаление легких и был помещен в лазарет. Впервые столкнувшись с системой советского военного здравоохранения, я сохранил в своей памяти некоторые картинки той поры. А также, некоторые впечатления от встречи с представителями других национальностей, служивших в армии искусственно слепленного государства. Лазарет располагался в лесу недалеко от Москвы и был наполнен разношерстной и разноликой многонациональной массой советских военнослужащих, умело и не очень симулирующих свое болезненное состояние или, иногда, как это было в моем случае, действительно больных и нуждающихся в медицинской помощи. Самым распространенным развлечением обитателей моей, отнюдь не одноместной палаты, было ожидание вновь поступившего больного, которому по установившейся традиции в первую очередь почему - то делали банальную клизму. После получения отмашки дежурившего у двери процедурной наблюдателя четверо добровольцев стремглав устремлялись в единственный туалет, где занимали все четыре свободных кабинки. Таким образом, вновь прибывшему больному, получившему достаточно обширное вливание медицинских препаратов известно куда, ничего не оставалось как, припрыгивая и про себя матерясь, совершать цыплячьи шашки вдоль безжалостно закрытых дверей туалетных отсеков и испытывать нечеловеческие позывы желудочно-кишечного тракта на предмет немедленного его опорожнения. Все это длилось до тех пор, пока один из узурпаторов туалетного пространства не проявлял слабину и не уступал место терпиле. Все это действо, конечно, сопровождалось истерическим хохотом праздных балбесов, сгрудившихся у входа в туалет и с иезуитским удовольствием наблюдавших за реакциями вновь поступившего пациента.

Почему-то наблюдать за страданиями других было исконно советское удовольствие, помноженное на незрелость и молодость больничного контингента. А молодость, как известно, жестока. Но больше всего меня поразила драка, а они иногда происходили в больничной среде, между здоровым русским парнем и щуплым низкорослым чеченским пареньком. И я уже не помню, из-за чего она разгорелась, и кто был ее инициатором. Но степень озлобленности, неустрашимой отваги и непримиримости чеченского паренька меня просто ошеломила. Он, не уставая поливать страшными проклятьями своего визави, вставал, утирая рукавом кровь, сплошным потоком идущую из разбитого носа, вновь и вновь со все нарастающим напором нападал на здоровяка, вызывая у того недоумение и обескураженность. Он неустанно повторял – «Блат, я твою маму…», и так длилось очень долго. Наши попытки остановить драку не увенчались успехом. Только наконец-то подоспевшие санитары, после нескольких неудачных попыток сделавшие ему успокоительный укол, наконец-то прекратили этот поединок. Потом, анализируя и разбирая итоги этой бессмысленной и жестокой бойни, мне сделалось почему – то жалко именно здорового русского парня, который, отбиваясь, больше оборонялся, чем нападал, и, в общем – то делал все, чтобы скорее не быть покалеченным самому, чем покалечить противника.

Сейчас, вспомнив об этом случае и зная неутешительные результаты российских не победоносных чеченских войн, я подумал - а вот бы тогда кому-то из начавших этот бессмысленный демарш против горной и гордой страны, да оказаться в той больничной палате, да увидеть бессмысленность каких- либо насильственных действий против свободолюбивого и гордого народа, предков непобедимого Шамиля? Посмел ли бы он начать то, что может прекратиться только после укола неторопливых санитаров? Тем более, что, судя по возрасту этот имярек, начавший то злополучное наступление, и убедивший руководство страны в его необходимости, скорее всего, теоретически мог бы быть в то время в той палате под Москвой, если бы заботливые родители не отдали его учиться не тому, не там и не так. Вместо того, чтоб послужить Отчизне. Наверное, чтоб избежать в дальнейшем бессмысленных жертв, нужно лучше учить уроки истории и делать выводы раньше, чем жизнь заставит принимать судьбоносное решение. И скольких проклятий российских и чеченских матерей не прозвучало бы, если бы вовремя были извлечены уроки из той давней, но поучительной истории.


Олександр Небайдужий


рейтинг: 78
голосование окончено


<<Вернуться в раздел

Добавить комментарий
Ваше имя:  
Редакция категорически не согласна с мнениями журналистов, помещенными на сайте, и морально готова свалить ответственность на кого угодно.
Главный редактор Эммануил Отнюдь
 
 
Использование материалов разрешается только при условии ссылки
(для интернет-изданий - гиперссылки) на Politican.com.ua

© Politikan.com.ua 2008-2020 Разработка: