О Проекте   Игры   Сам себе Политикантроп   Пикейные жилеты   Книги наших авторов     Регистрация | Вход


"В Трехсторонней группе "формула Штайнмайера" никогда не обсуждалась": интервью с Евгением Марчуком

 17-10-2019 19:32 

Взаимное разведение сил и средств возле Золотого и Петровского сорвано. Контролируемые Россией боевики обстреляли участки разведения. Киев справедливо заявил, что процесс откладывается, поскольку для старта разведения сил и средств необходимо 7-дневное соблюдение режима тишины. Тут же на Украину с критикой обрушился глава российского МИДа Сергей Лавров. По его словам, условие семидневного перемирия на переговорах якобы не звучало.

Бывший представитель Украины в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) Евгений Марчук напоминает, что условие о семидневном соблюдении прекращения огня для старта синхронного разведения сил и средств есть в рамочном решении, которое было подписано всеми участниками ТКГ еще в 2016 году. Отвечая на вопросы сайта "Сегодня" после встречи в Дипломатической академии Украины, Евгений Марчук также рассказал, как появилась на свет пресловутая "формула Штайнмайера" и почему невозможно разведение сил и средств сразу по всей линии разграничения.

- Отвод сил и средств в районе Петровского и Золотого должен был начаться еще 7 октября. Но контролируемые Россией боевики сорвали договоренности. Для разведения нужно, чтобы режим прекращения огня соблюдался минимум 7 дней. Россия же говорит, что Украина это придумала и таких договоренностей нет.

- Все очень просто. Нужно посмотреть на рамочное решение, которое подписано в 2016 году всеми участниками ТКГ. Оно, кстати, есть на сайте ОБСЕ. Там записано, что семидневный режим тишины обязателен. Не может быть разведения, когда час тишины. И тогда, да, была дискуссия. Но окончательно договорились и подписали все стороны, что сначала семидневный режим тишины – это обязательное условие. Кроме того, в этом рамочном решении, которое уже тогда регулировало разведение в этих трех пунктах, было предусмотрено, что если будет удачное разведение, тогда это рамочное решение будет регулировать разведение и на других участках. Ведь это микроскопические разведения по километру. С военной точки зрения – это не самые сложные разведения.

Я даже слышал от Лаврова, он говорил о том, что придумали каких-то 7 дней. Он давно известный манипулятор. Это обязательное условие, подписанное в том числе и российской стороной. Более того, если одна из сторон (тоже так записано) или в процессе разведения, или при завершении разведения нарушает режим разведения, другая сторона может (так и записано) немедленно возвращаться на исходные позиции.

Когда в 2016 году разводили в Петровском и Золотом, именно это правило и действовало. И тогда удалось развести. Но в связи с тем, что Путин, после того как они совсем испортили отношения с Порошенко, дал команду полностью заблокировать результативность в каком-либо направлении в минском процессе, практически с того времени ни по чему не удалось договориться на технологических и даже на гуманитарных уровнях. В том числе и по разведению за полтора года, поскольку был застой, войска с обеих сторон, обвиняя друг друга, вернулись на исходные позиции.

Теперь это будет повторное разведение, если будет. Сейчас много новых проблем. Так называемая формула Штайнмайера, которая, как теперь известно, подписана Украиной. Очень большие тревоги с этим, много ассоциаций. Поэтому сейчас уже нет таких условий, которые были в 2016 году.

- Как раз по поводу "формулы Штайнмайера". Когда она появилась в дискурсе ТКГ, а потом уже дошла на самый высокий уровень?


- Все как раз наоборот. В ТКГ "формула Штайнмайера" никогда не обсуждалась. Когда я уже возглавлял украинскую часть ТКГ, россияне несколько раз инициировали внесение в повестку дня рассмотрения того, что теперь называется "формула Штайнмайера". Более того, их даже поддерживал модератор ОБСЕ в политической группе Морель (французский дипломат Пьер Морель. – Авт.). Украинская сторона ни разу и не обсуждала и даже не приступала к какому-либо тексту того, что называется "формулой Штайнмайера". Потому что в моих частных дискуссиях (частных, имеется в виду во время кофе-брейков с Грызловым), поскольку переговоры всегда начинались один на один, я тогда еще объяснял, что нет даже такого понятия, как "формула Штайнмайера". Я где-то тогда нашел, журналисты по свежим следам спросили про формулу самого Штайнмайера. Он сам удивился (это я прочитал): а о какой это формуле вы говорите? Ведь они с Фабиусом (бывший министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. – Авт.) просто написали предложение Лаврову. "Формула Штайнмайера" – это вырванный из минского документа – Комплекса мер (это февраль 2015 года) – отдельный пункт, который идет под №11-10, абсолютизировали его и вывели как самостоятельный не просто документ, а формат нормализации. Это совсем не отвечает действительности, раз. Второе, очень жалею, что наша сторона сразу восприняла такое словосочетание, как "формула". Формула – это совсем другое. Это всего-навсего предложение Фабиуса и Штайнмайера Лаврову. А уже с российской стороны пошла дефиниция, что это формула.

- То есть Кучма сделал ошибку, когда подписал ответное письмо Сайдику?

- Он не мог сам подписать. Это я исключаю.

- Это была директива Зеленского…

- Ну, вы слышали, Роман Петрович Безсмертный сказал (я не знаю, может, он знает), что "формула Штайнмайера" (тот документ, который был подписан) была подписана в кабинете Зеленского. Я этого не исключаю. Не мог Леонид Кучма подписать документ без текстового согласования с президентом.

- Считаете ли вы, что Украина в таком случае осознанно попала в ловушку России?


- Ну, это даже не в одну ловушку, потому что, понимаете, Россия – это же очень опытная машина и на человеческом, и на всех других уровнях. Кроме того, что она очень разведывательно обеспеченная информацией обо всем переговорном процессе… Я в этом убеждался несколько раз. Это не наше обеспечение. Кроме того, они не только прогнозируют, но кое-что знают наперед, с чем мы едем на переговоры. Потому что на каждые переговоры расписывается технология, полномочия, мы же там не самодеятельностью занимаемся. Хотя я и был волонтером, но все было согласовано: уровень компромиссов, разного рода отступлений и нападений и т. д.

То есть россияне начали выставлять условия. Почувствовав, что для Зеленского, как для нового президента и молодого политика, очень важно иметь хоть какой-то результат. Россияне сделали первый ход – это обмен. На человеческом уровне воспринимается супер. Но в этом виде деятельности очень много такого, что можно было сделать лучше. Но это нельзя говорить так просто, потому что для матери, детей отец вернулся, какая разница, какой ценой. Он вернулся, и это правильно.

Россия сделала Зеленскому хороший пас, и он был воспринят обществом. И потом она сделала второй пас: прямые переговоры (между Путиным и Зеленским. – Авт.), и вообще "Нормандская четверка" может быть только после официального подписания "формулы Штайнмайера". И причем назвали это "формула Штайнмайера". Я очень удивился, почему наша сторона, никто из ТКГ категорически не протестовал, что нельзя это называть "формулой Штайнмайера".


- А сейчас озвучивается уже новое условие – закрепление "формулы Штайнмайера" в новом законе об особом статусе Донбасса.

- Ну, раз уже подписали и назвали, что это "формула Штайнмайера", то есть мы пошли на второе условие. А теперь это называется законодательная имплементация. И там, кстати, в тексте, если внимательно прочитать, это выглядит как готовый блок в какой-то закон. Ведь тот закон, который называется "об особом статусе", или "особенностях местного самоуправления", он не предусматривает (в крайнем случае та версия, которая действует до 31 декабря 2019 года) урегулирования военных аспектов.

А тот новый закон, который будет разрабатываться, какой он будет? Если Украина теперь уже пообещала, что может вмонтировать ("формулу Штайнмайера" в новый закон. – Авт.)... Потому что в самом тексте того, что подписано, написано, что может быть имплементировано… И если этот закон будет предусматривать: всеобъемлющее прекращение огня, разведение, отведение, разминирование, демилитаризацию, а потом при всем этом и взятие под контроль, как там написано, в соответствии с Конституцией и украинским законодательством… Украинское законодательство не допускает возможности, чтобы выборы на территории, которую Украина не контролирует, которая организационно ведет военные действия против Киева, могли состояться. Не говоря уже о других составляющих: участие политпартий, политфигур, медиа и т. д.

То есть если эта "формула Штайнмайера" в том виде, в котором она подписана в Минске, будет 13-м пунктом в этом законе, а предыдущие 12 будут предусматривать создание всех условий согласно украинскому законодательству, и будет выписана четкая закономерная последовательность… Не вырваны 10-й и 11-й пункты из Комплекса мер, а как составляющая в целом Комплекса, тогда еще можно думать. Но и там есть достаточно много моментов. Имплементация в закон – это достаточно непростая проблема. Еще нужно адаптировать этот возможный вариант закона для восприятия общественностью, чтобы у нас не получилось так, как с разведением, когда население с тревогой восприняло это как разведение в одностороннем порядке, что мы отдаем врагу землю, за которую положили человеческие жизни. То есть даже этот проект закона нужно очень серьезно вынести на публичное обсуждение. Там не может быть тайн, потому что закон не тайный. Тем более, он не может быть для своих тайным, когда для врага он открыт и в нем предусмотрены какие-то условия врага. Проект этого закона должен быть обсужден не только в парламенте.

- Не могу также не спросить о неоднократных заявлениях президента о возможности отвода сил и средств сразу по всей линии столкновения. Технически и с точки зрения безопасности это вообще возможно?

- Нет. Это категорически невозможно. И я не знаю, кто посоветовал президенту, но это совсем не стыкуется с реалиями. Думаю, что военные здесь его вообще не поняли. Почему? Любое разведение – это один из обязательных элементов урегулирования. После Второй мировой войны в мире было 220 таких конфликтов. ООН их очень серьезно мониторила, миротворцы и т. д. И там, кроме очень большого разнообразия, есть некоторые закономерности. Взаимное, синхронное, зеркальное разведение войск, не отвод, с постоянным контролем территории – это один из составляющих элементов урегулирования. Почему за это так цепляются, вроде бы так выглядит, та же Меркель? Потому что ее и того же Макрона консультируют профессионалы.

Но чтобы отвести (по всей линии. – Авт.), нужно сделать несколько пробных разведений. Потому что там очень много составляющих элементов. Кроме сугубо военных, там есть много элементов гуманитарных. И на что попалась наша молодая власть? Они несвоевременно обработали, какие могут быть категорические невосприятия этого. И надо было очень серьезно объяснять все людям, а самое главное, понимать, что разведение – это треть военных проблем. А две трети – это социальные, гуманитарные и экономические. Киев должен был по отношению к тем населенным пунктам, возле которых происходит разведение, проявить дополнительные хлопоты.

Что, нельзя было провести несколько наших учений по отведению? Да, есть риск, это война. Партнер – дьявол. Но это военные проблемы. А гуманитарных там очень много. Нужно было усилить киевское присутствие невоенного характера в этих населенных пунктах. Не людьми, а какими-то действиями. Магазинчики открыть, парикмахерскую, увеличить отделение полиции. Ведь войска не выходят за Станицу Луганскую или Золотое. Они подходят достаточно близко. А люди это воспринимают как тревогу, что займут эту территорию. А надо людям показать, что над территорией будут периодически висеть дроны, станции ночного видения на вышках, которые "видят" не на километр, а на три.

Я знаю, что это (разведение. – Авт.) – необратимая составляющая реализации нормализации. Почему? Потому что если ничего не делать и оставлять все как есть, не проявлять никаких инициатив, это приближает нас к точке невозврата. Происходит естественное замораживание и ухудшение всего, что там есть. Поэтому сама инициатива должна быть. Но, как я говорю, с калькулятором, сантиметром, и экспертами все должно быть просчитано. И необходимо учесть все возможные дьявольские ходы с той стороны. И продемонстрировать своим гражданам: ничего не меняется с точки зрения безопасности, наоборот, Киев выделил дополнительные меры, отремонтировали водоснабжение, подвели газ и т. д. Еще раз повторю для нашей власти, чтобы они поняли. Военные разведение сделают. Но 70% проблемы – это проблема и забота гражданской власти, киевской и местной.

Напомним, во время пресс-марафона президента Владимира Зеленского журналист сайта "Сегодня" попросил главу государства прокомментировать заявление главы МИД России Сергея Лаврова о том, что якобы никаких договоренностей о семидневном сроке тишины для разведения сил нет.


https://www.segodnya.ua/ukraine/intervyu-s-evgeniem-marchukom-v-tkg-formula-shtaynmayera-nikogda-ne-obsuzhdalas-1346006.html


рейтинг: 21
голосование окончено


<<Вернуться в раздел

Добавить комментарий
Ваше имя:  
Редакция категорически не согласна с мнениями журналистов, помещенными на сайте, и морально готова свалить ответственность на кого угодно.
Главный редактор Эммануил Отнюдь
 
 
Использование материалов разрешается только при условии ссылки
(для интернет-изданий - гиперссылки) на Politican.com.ua

© Politikan.com.ua 2008-2019 Разработка: